Биология » Положение субъекта познания в контексте концепции глобального эволюционизма

Положение субъекта познания в контексте концепции глобального эволюционизма
Страница 2

Ф.В. Шеллинг разрешил противопоставление Канта, осуществив примирение субъекта, ассоциирующегося у него с умопостигаемой свободой и объекта, выраженного в природной необходимости - самопознании природой самой себя и высшей его форме - искусстве. Познание, согласно Шеллингу – это как раз «самосознание природы самой себя, беспрерывное возвращение природы к самой себе, от простого вещества к организации» (Шеллинг Ф.В. Сочинения. – М.: Мысль, 1998. – 1664с. – С.636.). Таким образом, субъект и объект оказались в философии Шеллинга в диалектической связке.

Однако важно отметить, что во всех классических философских концепциях субъект познания носит абсолютный характер. Субъект вычленяется из процесса познания и никаким образом на него не влияет.

В неклассической науке возникли первые попытки отхода от статичной модели субъекта классической науки. Это выразилось в стремлении сместить центр тяжести научных проблем в сторону изучения средств и методов познания субъектом действительности, а затем – изучения бытия субъекта познания, его субъективных характеристик. Происходило осознание необходимости преодоления жесткого противопоставления субъективного бытия и бытия объективного, природного. Это происходило за счет признания наличия нескольких субъектов познания, их диалогичности, незамкнутости (М.М. Бахтин), проникновением идей исторической динамики в процесс познания (неокантианская школа).

Направления феноменологии и герменевтики выдвигали новые модели познания действительности и, соответственно, положения субъекта. Однако эти направления представляли процесс познания с противоположных методологических позиций. При этом феноменология, отходя от традиционных средств познания с помощью понятий языка, выдвигала «организмическую» модель, в которой бытие оказывалось неотделимым от самого субъекта познания. Герменевтическая позиция предполагала углубление в мировоззрение субъекта с целью поиска там онтологических оснований познания. Последние выражались в ценностно-целевом характере познания. Таким образом, обе модели познания предполагали наличие синтетического субъекта в процессе познания, чье знание носит мировоззренческий, глубоко интегрированный в мир объекта, характер.

Подобные Канту идеи выдвигались также М. Хайдеггером, который выделял две формы представления мыслящего субъекта познания: логический субъект как «сознание по себе» (в этом смысле «Я мыслю» есть «не нечто представленное, но формальная структура представления как такового, через которую только и становится возможно нечто такое как представленное») и эмпирический субъект (Я-субъект), познание которого представляет собой классический образец представления действительных вещей, иными словами «я мыслю» трактуется как «я воспринимаю». Причем «логический субъект высказывания способен служить основанием лишь в качестве объекта для познающего Я-субъекта». (Хайдеггер См. Время и бытие: статьи и выступления. – М.: Республика, 1993. – 447с. – С.369.). В концепции субъекта Хайдеггера познающий субъект (Я) осуществляет процесс познания не непосредственно, как у Декарта, но с помощью «внутреннего» логического субъекта, имеющему сходство с кантовским трансцендентальным субъектом. Таким образом, в продолжение идей Канта, познающий субъект Хайдеггера имеет структуру матрешки, причем логический субъект (чистое рассудочное знание и знание априори) заключен в границы эмпирического субъекта, который руководствуется данными опытного знания. Теоретическое знание субъекта не выходит за пределы его эмпирического знания.

Одним из основных принципов для определения положения субъекта в процессе познания в концепции глобального эволюционизма служит выдвинутый Б. Картером антропный принцип. Антропный принцип провозглашает зависимость структур Вселенной от положения наблюдателя (субъекта). Как известно, антропный принцип имеет две основные формы: сильную, согласно которой «Вселенная (и, следовательно, фундаментальные параметры, от которых она зависит) должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей» (Картер Б. Совпадения больших чисел и антропологический принцип // Космология. Теория и наблюдения. – М.: Мир, 1978. – 468с. – С. 372.). В этом случае предполагается согласованность с фактом существования субъекта действительной, физической Вселенной. Слабый антропный принцип предполагает, что «наше положение во Вселенной с необходимостью является привилегированным в том смысле, что оно должно быть совместимо с нашим существованием в качестве наблюдателей» (Картер Б. Совпадения больших чисел и антропологический принцип // Космология. Теория и наблюдения. – М.: Мир, 1978. – 468с. – С. 372.). В этом случае не сама Вселенная, а те ее космологические модели, должна согласовываться с фактом бытия наблюдателей.

В постнеклассической науке наблюдается отход от доминирования одной модели описания явлений (эволюционной или физикалистской) и переход к идеям системности, междисциплинарности и универсальности в научном описании действительности. Разрабатываются конкретные междисциплинарные направления, преодолевающие пропасть между субъектом познания и объектом. При этом в направление универсального эволюционизма кроме основного принципа эволюции органично включаются антропный принцип космологии, принцип системности общей теории систем Л. Берталанфи, принцип обратной связи кибернетики, принцип изоморфности структур внешнего мира и когнитивного аппарата эволюционной эпистемологии, наконец, принцип самоорганизации в сложных синергетических системах. Но если раньше, например, в физикалистских моделях описания (например, в электродинамике Максвелла, место субъекта было четко обозначено (субъект носил абсолютный характер и элиминировался из процесса познания), то в условиях построения универсальной научной картины мира возникает вопрос о месте субъекта в описании действительности с позиции универсального эволюционизма.

Страницы: 1 2 3 4

Статьи и публикации:

Разделы